ПРОТИВ ПОЛИЦЕЙСКОГО ПРОИЗВОЛА

Последнее время отмечается ужесточение наказания за административные правонарушения, как со стороння полиции, особенно в практике ГИБДД, так и судов, рассматривающих эти дела.

В первую очередь подобная тенденция проявляется в отношении самых распространённых правонарушений, связанных с нарушением или не соблюдением Правил дорожного движения, что затрагивает интересы миллионов водителей транспортных средств, как любителей, так и профессионалов.

Сотрудники ГИБДД толи не желают, или не умеют квалифицированно разобраться с конкретной ситуацией, проявляя явную предвзятость и не объективность, , зачастую составляют протоколы о якобы совершении водителями нарушениях ПДД, влекущие применение мер административной ответственности, при отсутствии состава административного правонарушения.

К сожалению, приходится констатировать, что суды, идя на поводу у бывшей  милиции, а ныне  мало чем изменившейся полиции, глубоко не вникая и не выясняя всех, порой далеко не простых обстоятельств  конкретного дела, своими решениями придают видимость правомерности действий ретивых полицейских, , во многих случаях лишая граждан водительских прав, а для профессионалов – водителей это означает потерю не редко работы на несколько долгих лет.

В качестве наглядных примеров подобных неправомерных действий сотрудников ГИБДД при оформлении материалов о нарушении ПДД можно привести несколько свежих примеров из адвокатской практики.

Зимним днём молодой водитель – любитель на личной автомашине приехал во двор одного из домов в г. Люберцы для встречи со своим знакомым.

Пока он его ждал в машине, выключив двигатель, во двор неожиданно нагрянули сотрудники ППС Люберецкого УВД, которые без всякой причины, потребовав у молодого человека водительские права и документы на машину, почему-то решив, что он находится в состоянии алкогольного опьянения, хотя к этому не было никаких предпосылок, и тут же для составления административного протокола вызвали сотрудников ГИБДД, которые, даже не разбираясь и не выясняя,  нарушил ли что-либо гражданин, тут же потребовали, что бы он проследовал для прохождения медицинского освидетельствования, не желая слушать объяснения, что он совершенно трезв и спешит на работу и про этой причине не может выполнить их незаконные требования, тут же составили протокол об отказе пройти медицинское освидетельствование, тем самым обвинив человека в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ, устанавливающую лишение права  управления транспортным средством на срок от полутора до двух лет.

Вскоре дело поступило в один из мировых судов Люберецкого района, где судья, заслушав всех заинтересованных лиц, в том числе работников полиции, пришёл к единственно правильному выводу о неправомерности их действий, т.к. в момент, когда они требовали прохождения медицинского освидетельствования, молодой человек не являлся водителем транспортного средства.

В соответствии с п. 1.2 ПДД «Водитель – лицо, управляющее каким-либо транспортным средством…», а так называемый « нарушитель», когда к нему предъявляли незаконные требования о прохождении освидетельствования, не управлял машиной, а следовательно не был субъектом административного правонарушения, а также отсутствовала и объективная сторона административного правонарушения, т.к. не имелись основания для составления протокола об административном правонарушении, что и указал   судья в своем решении о прекращении  административного судопроизводства, чем были весьма не довольны сотрудники ГИБДД, однако они даже не пытались обжаловать решение мирового судьи.

Ещё более вопиющий случай нарушения прав гражданина произошёл летом этого года в том же Люберецком районе с водителем- профессионалом М. работающим в одном пассажирских автопарков города.

Вечером, в пятницу, 1 июля, знакомый  М., в компании друзей, во дворе своего дома на посёлке Силикат, отмечал день рождения.

Поздравить приятеля пришёл и М., но несмотря на просьбы поднять бокал  в честь именинника, решительно отказался, объяснив друзьям, что ему предстоит на машине поездка к метро «Кузьминки» встретить жену.

Возвратившись после поездки в Москву, примерно в 23 часа, М., маневрирую во дворе, сдавал машину задним ходом, что вызвало беспокойство гр. Б., гулявшей в позднее время с ребёнком в коляске и она тут же по мобильной связи позвонила в полицию, а чтобы ускорить приезд сотрудников ГИБДД, сказал, что машина неизвестного водителя зацепила коляску с её ребёнком.

К этому времени М. уже поставил машину и присоединившись к компании, поздравил с днём рождения своего приятеля, выпив в его честь рюмку водки.

Прибывшие на так называемое происшествие, которого не было в действительности, сотрудники полиции и ГИБДД, не разбираясь, не долго думая, обвинили М. во всех смертных грехах, и что он управлял машиной в состоянии алкогольного опьянения и совершении ДТП, нарушении тем самым сразу нескольких норм КоАП РФ – ч.1 ст. 12.26, предусматривающую ответственность за невыполнение требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения и ч.2 ст. 12.27, устанавливающую ответственность водителя, совершим ДТП, оставление места происшествия, доставили его, а за одно и именинника в наручниках в отделение полиции, где составили ответствующие протоколы, в том числе об отстранении М. от управления машиной, которой он ко времени появления полиции не управлял и задержании автомашины.

М, обоснованно считая действия сотрудников ГИБДД явно незаконными, отказался проходить медицинское освидетельствование, т.к. утверждение полицейских об управлении им машиной в нетрезвом состоянии, было абсолютно голословным, тем более, что ко времени их прибытия на пос. Силикат, он не являлся водителем транспортного средства.

Между тем в протоколе осмотра места мнимого ДТП было отражено об отсутствии каких-либо повреждений на машине М., а детскую коляску, на которую якобы наехал М., двигаясь задним ходом, вообще не посчитали нужным осмотреть и это серьёзное упущении сотрудников ГИБДД пришлось уточнять в суде путём допроса очевидцев, показавших, что на коляске не было ни малейших повреждений и даже потёртостей.

Несколько раз судам пришлось переносить заседания из-за неявки владельца коляски, заявившей участковому уполномоченному, что в суд она не придёт, т.к. ей там нечего делать.

Материал о нарушении М. положений ст. 12.26 КоАП РФ поступил в мировой суд, а о нарушении им ст. 12.27 КоАП РФ  после административного расследования оказался в Люберецком городском суде.

Нельзя не отметить, что в связи с отсутствием административного процессуального кодекса  не регламентированы многие правовые проблемы при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Так, в одно и тоже время два дела в отношении М. рассматривались в мировом и федеральном судах и их нельзя было объединить в одно производство, что значительно сократило бы сроки их рассмотрения и не пришлось бы вызывать одних и тех же свидетелей в разные суды, но КоАП РФ такую возможность не предусматривает.

Не одинаково ведется судопроизводство по этой категории дел в мировом и федеральном судах, т.к. в первом не ведется протокол судебного заседания и все участники процесса по предложению мирового судьи пишут объяснения, приобщаемые к материалам дела, а в федеральном суде, как и по всем другим делам, ведётся протокол судебного заседания.

         Обвинение М. в управлении машиной в состоянии алкогольного опьянения основывалось на показаниях матери именинника, самой бывшей в нетрезвом состоянии,  у которой полицейские в ту же ночь получили объяснение, в котором записали, что М. до поездки в Москву за женой вместе со всей компанией пил спиртное и не прочитав ей протокол, ткнув  пальцем, показали, где нужно поставить подпись.

При рассмотрении дел как в мировом, так и в федеральном судах этот свидетель рассказала, как и при каких обстоятельствах у нее получили первоначальные объяснения, порочившие М.., не соответствующие действительности.

После длительного разбирательства и неоднократных переносов слушания этих дел, оба суда пришли к единому  выводу о несостоятельности обвинения М.. в нарушении названных выше норм КоАП РФ в связи с отсутствием в его действиях состава административных правонарушений и дела были прекращены производством.

Нельзя пройти мимо одной, казалось бы незначительной детали, когда мировая судья, огласив своё постановление, не удержалась и, обращаясь к оправданному М., высказала своё видение события, заявила, что он все же управлял машиной в нетрезвом виде, но суд не смог это доказать.

Приведённая реплика судьи говорит о многом и в первую очередь – это ещё одно подтверждение агрессивно — обвинительного уклона сегодняшнего российского правосудия, равно как и всех других правоохранительных органов.

Так, в период, рассмотрения судами названных выше дел, сотрудники ГИБДД, понимая несостоятельность выдвинутых против М. обвинений, буквально устроили за ним охоту, пытаясь во что бы то стало уличить его в управлении машиной в нетрезвом состоянии и 31 августа 2011 года ещё раз его задержали и повезли на медицинское освидетельствование, подтвердившее, что он абсолютно трезв.

В связи с такими действиями сотрудников полиции, защита обратила внимание судов, что в случае необоснованного признания М. виновным в инкриминируемых ему действиях, это позволит им в дальнейшем создавать подобные дутые дела, а не заниматься обеспечением безопасности движения на дорогах и магистралях.

Защита также отметила грубые нарушении норм КоАП РФ,  допущенные сотрудниками ГИБДД при оформлении  материалов в отношении М., с чем вынуждены были согласиться суды, приняв в конечном итоге реабилитирующие его решения и он сможет продолжить работу водителем пассажирского автобуса.

 

Адвокаты МОКА «ФЕМИДА»                             Юлия Эзрохи

Эдуард Эзрохи

 

Телефоны 8-926-111-74-61, 8-926-111-78-32

 

Публикация в журнале «Домашний адвокат», № 20, 2011 год.

 

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика