Надзорная жалоба

 

В Президиум

Московского городского суда

От адвоката Квиквиния Гурама Николаеви-ча,

защищающего интересы осужденного по ч.1 ст.105 и ч.5 ст.33, ч.4 п. «б» ст.158 УК РФ

Тихонова Дмитрия Андреевича.

 

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

на приговор Гагаринского районного суда г. Москвы (федеральный судья Зельдина О.В.)

от 26 октября 2007 г. и на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам

Московского городского суда от 04 февраля 2008 года

о признании виновным Тихонова Дмитрия Андреевича в совершении преступлений, предусмотрен-ных ст. 105 ч.1 УК РФ и ст. ЗЗ ч.5, ст. 158 ч.4 п. «б» УК РФ, и Старуновой Ирины Александровны в со-вершении преступлений, предусмотренных ст.316 УК РФ, ст.158 ч.1 УК РФ и ст.158 ч.4 п. «б» УК РФ.

 

Приговором от 26 октября 2007 г. Гагаринского районного суда г. Москвы (федеральный судья Зельдина О.В.) Тихонов Дмитрий Андреевич признан винов-ным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч.1 УК РФ и ст. ЗЗ ч.5, ст. 158 ч.4 п. «б» УК РФ, и ему назначено наказание:

по ст. 105 ч.1 УК РФ в виде 11 лет лишения свободы;

по ст. 33 ч.5, ст.158 ч.4 п. «б» УК РФ в виде 6 лет лишения свободы без штра-фа.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 14 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осуждена также Старунова Ирина Александровна в совер-шении преступлений, предусмотренных ст.316 УК РФ, ст.158 ч.1 УК РФ и ст.158 ч.4 п. «б» УК РФ, ей назначено наказание:

по ст.316 УК РФ в виде 1 года и 9 месяцев лет лишения свободы;

по ст.158 ч.1 УК РФ в виде 1 года и 9 месяцев лишения свободы;

по ст.158 ч.4 п. «б» УК РФ в виде 8 лет и 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 11 лет и 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кроме того, суд приговорил взыскать с Тихонова Дмитрия Андреевича и Старуновой Ирины Александровны солидарно в пользу ООО «Страховая груп-па «Рекон»» сумму 1 349 720 рублей 24 копейки в счет возмещения ущерба.

В своей кассационной жалобе я просил отменить вышеуказанный приговор и прекратить уголовное преследование в отношении Тихонова Д.А. за непричастно-стью к совершению преступлений. Судебная коллегия по уголовным делам Мос-ковского городского суда, рассмотрев мою кассационную жалобу, определением от 04 февраля 2008 года оставила приговор без изменения, а кассационную жало-бу без удовлетворения.

На приговор, кроме моей кассационной жалобы, были поданы кассационные жалобы Тихонова, Старуновой и ее адвокатами, потерпевшим Дадаляном и кас-сационное представление прокурора.

Приговор в отношении Тихонова Д.А. и кассационное определение об оставлении приговора без изменения считаю незаконными и необоснован-ными по следующим основаниям:

По моему убеждению, Тихонов Д.А. осужден только на основании противо-речивых показаний осужденной Старуновой И.А., данных ею в ходе предвари-тельного следствия против Тихонова Д.А., от которых она отказалась в ходе су-дебного следствия.

В деле нет ни прямых, ни косвенных доказательств, которые как отдельно, так и в своей совокупности подтверждали бы виновность Тихонова.

В кассационном определении рассмотрены не все аргументы жалобы. Из структуры текста определения невозможно понять в опровержении доводов чьей жалобы, какого именно аргумента жалобы или в подтверждение какой части со-става преступления и в отношении кого из осужденных приводятся изложенные доказательства.

То есть, кассационное определение по отношению к моей кассационной жа-лобе является примером разговора слепого с глухим.

1. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и п.3 По-становления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» по делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор дол-жен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по ка-ждому обвинению.

Приговор не содержит анализ доказательств в отношении каждого подсуди-мого и по каждому обвинению.

В приговоре указано: «Несмотря на отрицание вины Старуновой И.А., отрицание вины Тихоновым Д.А., виновность каждого в совершении указанных в описательной части преступлений подтверждается полностью совокупностью исследованных судом, предоставленных стороной обвинения достаточных доказательств, не опровергнутых стороной защиты» и приводятся доказательства, которые, по мнению суда, подтверждают виновность осуж-денных.

Посмотрим, какие же доказательства, приведенные в приговоре, в их сово-купности опровергают показания Тихонова и доказывают его виновность.

Например:

Свидетели Сафарова К.А., Домбровская Л.Р., Бетина О.А., Пислегина Г.Н., Фридриков В.Н., Бабурина Л.А., Кукарев Э.В., Бабурин В.А., Климов Н.А., Балякин А.С., Игнатов Е.И., Баландин А.А., Чупров Н.И., Голубков В.В., Захарова Т.Н., Пивень Л.А., Кольцова Т.В. никогда Тихонова не видели и не слышали о нем. О судебно-следственной ситуации узнали от правоохранительных органов.

Другие свидетели, Ханов И.А., Родионов В.В., Макарова Г.Н., Алабердеева В.Л., если и знали Тихонова, то в разной степени, а если видели, то не в связи с судебно-следственной ситуацией. Ничего, что могло служить доказательством ви-ны Тихонова, суду они не показали.

При оценке вышеизложенных доказательств в приговоре, суд не указывает, какой элемент состава преступления они подтверждают и по какому составу пре-ступления.

Такие же нарушения допустила и судебная коллегия, в определении которой также просто перечислены почти все доказательства из приговора и не указано, что именно они доказывают или какие аргументы кассационной жалобы опровер-гают.

Например:

Коллегия приводит показания свидетеля Родионовой В.В. «о том, что в июле 2006 года Старунова И.А. в телефонном разговоре просила его (Тихонова) помочь ей «выбить долг» у какого-то человека, но он отказался».

Из определения я не могу понять, в опровержение доводов чьей жалобы, ка-кого именно аргумента жалобы или в подтверждение какого элемента обвинения и в отношении кого из осужденных они приводятся.

В частности, что именно подтверждает данное доказательство в отношении Тихонова (о мотиве я напишу ниже).

2. В кассационной жалобе я приводил свои аргументы почти по всем дока-зательствам, использованным судом в обосновании приговора и говорил, почему одни из них не имеют доказательственного значения в отношении обвинения Ти-хонова, а другие являются недопустимыми.

В определении эти же доказательства приведены точно так же, как и в при-говоре и нигде не сказано, почему не состоятельны мои аргументы по этим дока-зательствам.

Например, я писал в кассационной жалобе, что:

 В показаниях потерпевшего Дадаляна М.Е. и свидетеля Дадаляна М.М. изложены обстоятельства пропажи Дадаляна В.М. и принятые ими меры по его розыску и установлению некоторых обстоятельств. Никто из них ранее не ви-дел и не слышал о Тихонове. Они не являются очевидцами преступлений, по кото-рым обвинен Тихонов.

Их показания подтверждают только сам факт пропажи Дадаляна, а не ви-новность Тихонова.

 Протокол обыска, проведенного 25 июля 2006 г. в квартире №81, д.50 по Нахимовскому пр-ту в г. Москве (в квартире Старуновой) и Заключение эксперта № 318 (л.д.222-227 т.1), проводившего молекулярно-генетическую экс-пертизу вещественных доказательств, из которого следует, что из выделенных пятен крови на вырезе бумажного пакета, молотке и ручке молотка, изъятых при обыске, установлен мужской генетический пол, который с вероятностью не менее 99,9% принадлежит Дадаляну В.М.

Разве вышеизложенное доказывает, что было совершено убийство Дадаляна В.М., и тем более, что именно Тихонов и при изложенных в приговоре обстоятель-ствах совершил убийство.

 Протоколы осмотра CD-дисков с записями камер наблюдения над подъездом №3 дома 50 по Нахимовскому проспекту в г. Москве от 25 августа 2006 г. и 01 апреля 2007 г. При этом обращаю внимание, что в ходе судебного ис-следования записи установлено, что только с момента входа в подъезд Старуновой И.А. 10.07.2006 г. в 19 часов 13 минут и до входа в подъезд Тихонова Д.А. 10.07.2006 г. в 21 час 19 минут в подъезд вошли 11 человек, из них 6 женщин и 5 мужчин, личности которых следствием не установлены. А с момента входа Тихонова в подъезд 10.07.2006 г. в 21 час 19 минут и до его выхода из подъезда 10.07.2006 г. в 23 часа 00 минут в подъезд вошли 8 человек, из них 3 женщины и 5 мужчин, личности которых следствием также не установлены.

Максимум, что могут подтвердить указанные доказательства, это то, что Ти-хонов вошел в подъезд 10.07.2006 г. в 21 час 19 минут и вышел из подъезда 10.07.2006 г. в 23 часа 00 минут, а не то, чем занимался он в квартире Старуно-вой.

 Протокол предъявления предмета для опознания. В ходе опознания изъятых у Тихонова предметов потерпевший Дадалян М.Е. опознал стеклянный флакон из-под туалетной воды емкостью 40 мл с надписью «Essential».

Свидетель Дадалян М.М. опознал изъятые у Тихонова аудиодиски по опреде-ленной последовательности музыкальных записей, так как сам подбирал для брата музыкальные композиции.

Несмотря на утверждение потерпевшего Дадаляна, что флакон принадлежал его сыну, анализ показаний в этой части показывает, что он опознал флакон по родовому признаку. Дадаляном не назван ни один индивидуальный признак опо-знаваемого предмета. Учитывая, что таких флаконов производителем выпущено десятки тысяч, считаю, что опознанием не опровергаются показания Тихонова, что туалетная вода ему была подарена на день рождения кем-то из гостей.

Тихонов показал, что он взял диски с музыкой из машины с разрешения Старуновой, полагая, что она является покупателем, то есть владельцем машины. Дома он переписал музыку с дисков на жесткий диск компьютера, а затем запи-сал их на диски. При этом конечно последовательность и набор песен получаются идентичными первичным дискам.

Опознание дисков свидетелем Дадаляном не опровергает показания Тихоно-ва, так как диски им опознаны не по индивидуальным признакам (надписи, ца-рапины и т.п.), а по родовым признакам и набору песен.

Кроме того, обращаю внимание на то, что опознанные потерпевшим и свиде-телем предметы находились в машине Дадаляна В.М., а не при нем, как телефо-ны, золотой крест с золотой цепочкой и др.

Даже при предвзятом отношении, максимум, что доказывают эти опознания, это то, что Тихонов возможно без ведома хозяина взял их из машины, но никак не то, что он совершил убийство.

 Протоколы осмотра предметов и документов. Суд отметил, что «общение по телефону подсудимых принимает активный характер именно с 10 июля 2006 г. и такой характер их общения продолжается вплоть до 13 июля 2006 г.»

А я обращаю внимание на то, что после допроса Старуновой 14 июля 2006 года сотрудниками правоохранительных органов, вопреки логике суда, никакой активности телефонной связи между подсудимыми не произошло. Наоборот Ста-рунова стала общаться активно совсем с другими людьми.

 Вещественное доказательство – молоток со следами крови Дадаляна В.М., изъятый из квартиры Старуновой ни обвинением, ни судом вообще не использован в подтверждение чего-либо.

 Свидетель Джерук И.О. — оперуполномоченный ОРЧ-1 УВД СВАО г.Москвы, показал, что подсудимые ему известны в связи с их задержанием по подозрению в убийстве Дадаляна В.М.. Участвовал в задержании Тихонова Д.А. в его квартире. Когда было предъявлено постановление о проведении обыска, где было указано в связи с чем возбуждено уголовное дело, Тихонов Д.А. задал вопрос: «И тело нашли?».

Тихонов отрицал, что задавал такой вопрос, и что он вообще был осведом-лен о судьбе Дадаляна В.М.

Судебная коллегия по уголовным делам кассационной палаты Верховного Суда РФ определением от 14 июля 1999 г. аналогичные показания сотрудников правоохранительных органов признала недопустимым доказательством, указав, что «…поскольку так называемые беседы с задержанными являлись не чем иным, как незаконным допросом, который производился в отсутствие адвокатов, без разъяснения задержанным положений ст. 51 Конституции Российской Федерации, эти показания в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации и ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР не должны были использоваться в суде в качестве доказательств».

На этом основании я просил суд признать недопустимым доказательством показания свидетеля в части показаний «Тихонов Д.А. задал вопрос: «И тело нашли?»».

Однако, суд отказал и, оценивая показания Джерука, в приговоре указал «Вопреки мнению стороны защиты, у суда нет повода критически подойти к показаниям свидетеля обвинения Джерука И.О., о том, что Тихонов Д.А. после предъявления ему постановления об обыске, из которого усматривалось, что уголовное дело возбуждено по факту безвестного исчезновения Дадаляна В.М., спросил: «А тело уже нашли?».

Даже при самом пристрастном и предвзятом толковании в свете интересов обвинения, эти слова можно толковать всего лишь как осведомленность Тихонова об убийстве, но это никак не может служить доказательством совершения им убийства в описанных в приговоре обстоятельствах.

В определении, также как и в приговоре, приведены все вышеизложенные доказательства, однако не изложено чем опровергаются или почему не могут быть учтены мои возражения по каждому из них.

3. В нарушение закона и требований Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» в приговоре не указаны мотивы совершения Тихоновым Д.А. преступлений.

Суд считает доказанным, что «…после прихода туда знакомого Старуновой И.А. Дада-ляна В.М., в ходе ссоры, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к Дадаляну В.М., имея умысел на причинение смерти последнему, нанес неустановленным ножом неус-тановленное количество ударов по телу Дадаляна В.М., причинив своими преступными действиями неустановленные телесные повреждения, в результате которых наступила смерть Дадаляна В.М. на месте происшествия».

Материалами дела установлено, что Тихонов и Дадалян В.М. ранее не были знакомы. При этом суд в приговоре не указывает, на почве чего поссорились и подрались два ранее незнакомых молодых человека за те несколько секунд, пока Старунова закрывала дверь квартиры. Почему вдруг у Тихонова внезапно воз-никли неприязненные отношения к Дадаляну В.М.? Что значит «имея умысел на причинение смерти»? С какого момента Тихонов «имел» этот умысел, почему и ко-гда возник прямой умысел на убийство, до того как поссорился и подрался, или после того, как нашел и взял неустановленный нож? Кстати из приговора не по-нятно, откуда у Тихонова появился нож.

По-моему, ответы на все выше перечисленные вопросы вместе и называются мотивом преступления.

Коллегия в определении приводит показания свидетеля Родионовой В.В. « о том, что в июле 2006 года Старунова И.А. в телефонном разговоре просила его помочь ей «выбить долг» у какого-то человека, но он (Тихонов) отказался».

Если эти показания приведены как опровержение аргумента защиты о не ус-тановлении мотива по делу, то напомню формулу обвинения «в ходе ссоры, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к Дадаляну В.М., имея умысел на причи-нение смерти последнему…»

Не установление мотива преступлений, как элемента, подлежащего доказы-ванию в соответствии с законом, является основанием для отмены приговора.

4. По делу установлено, что Тихонов и Дадалян В.М. находились вместе в квартире примерно 20 минут.

Возражая против обвинения, защита заявила, что за 20 минут Тихонов не смог бы

 поссориться с ранее незнакомым с ним человеком;

 подраться с ним;

 принять решение об убийстве и убить его;

 затащить тело в ванную;

 раздеться до трусов;

 раздеть труп Дадаляна;

 расчленить труп в ванной;

 упаковать в пакеты и ящик части расчлененного тела;

 вынести на балкон и сложить пакеты с частями тела;

 замыть следы крови в ванной;

 вымыться, одеться и уйти из квартиры.

На это суд в приговоре, коллегия в определении ответили очень просто «такое мнение носит предположительный характер».

Во–первых, ни суд, ни коллегия не указали, чем же опровергла сторона об-винения или они сами такое возражение защиты.

Во-вторых, это не предположение, а вывод, основанный на опыте следст-венной и адвокатской деятельности и участии в делах данной категории, и такой вывод (предположение) не противоречит здравому смыслу.

Таким образом, ни суд, ни коллегия не учли обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, что является основанием для отмены при-говора.

5.По смыслу закона и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре», в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые со-мнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы ви-ны, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.

Приговор в отношении Тихонова основан только на ничем неподтвержден-ных показаниях Старуновой, данных в ходе предварительного следствия.

По делу установлено, что Старунова И.А. задержана 07.10.2006 г. в 16 час. 30 минут. Она просила вызвать для защиты своих интересов адвоката Василов-скую Ю.Г. То, что Старунова договорилась о защите своих интересов с Василов-ской Ю.Г. зафиксировано и в протоколе допроса Старуновой в качестве подозре-ваемой от 07 октября 2006 г. и подтверждено также показаниями свидетелей. Однако ей было отказано в вызове адвоката.

Со слов Старуновой ее сильно избили, и она вынужденно, по подсказке со-трудников милиции написала так называемое «чистосердечное признание», где и оговорила Тихонова. После этого она попала в больницу с телесными поврежде-ниями.

Медицинской справкой подтверждается наличие у Старуновой телесных по-вреждений, где кроме видимых телесных повреждений под вопросом стоят по-вреждения внутренних органов.

При этом никто не предпринимает никаких попыток связаться с адвокатом Василовской Ю.Г. Тут же появляется адвокат, который в порядке ст. 51 УПК РФ готов работать всю ночь. В присутствии указанного адвоката допрашивают Ста-рунову всю ночь с 01 час 50 мин. до 05 часов10 минут 08 октября 2006 г. Стару-нова подтвердила свои «чистосердечные показания» на допросе. После ночной ра-боты адвокат опять участвует в допросе Старуновой в тот же день с 08 час. 45 мин. до 09 час.45 минут, в ходе которого она опять подтвердила показания про-тив Тихонова.

Все, что я описываю, не моя выдумка и подтверждается материалами дела. Считаю, показания, полученные при изложенных обстоятельствах и не подтвер-жденные объективно, не могут быть доказательством виновности.

Суд в приговоре и коллегия в определении дают почти одинаковую оценку изложенным обстоятельствам и указывают «Суд не может принять во внимание заявление подсу-димой о том, что такие показания даны под физическим принуждением оперативных сотрудников,…подсудимой даны при участии защитника, о ненадлежащим осуществлении защиты которого со стороны Старуновой И.А. не делалось заявлений в ходе предварительного следствия…был проведен допрос Старуновой И.А. в качестве подозре-ваемой, в ходе которого Старунова И.А. отказалась от дачи показаний без адвоката Василовской Ю.Г., сведений о заключении соглашения с которой не представлялось».

Неточность суда удивляет. В ходе следствия, почти сразу же Старунова отка-залась от услуг того адвоката.

Соглашение о правовой помощи никому не предъявляется и даже при его на-личии, никто с собой письменное соглашение с адвокатом не носит.

Суд не может отрицать, что Старунова была доставлена в милицию без каких- либо телесных повреждений, а через несколько часов доставлена в больницу с по-вреждениями.

Откуда же телесные повреждения? Ни суд, ни коллегия на этот неудобный, но вполне законный вопрос не ответили.

Возможно, суд и коллегия не слышали, что бывают сотрудники милиции, ко-торые получают признательные показания путем незаконных действий. Бывают и «прикормленные» адвокаты при следственных органах, которые потом даже в судах выступают в качестве свидетелей обвинения и подтверждают, что при проведении следственных действий с их участием нарушений закона не было.

5. В ходе судебного исследования видеозаписи установлено, что только с мо-мента входа в подъезд Старуновой И.А. 10.07.2006 г. в 19 часов 13 минут и до входа в подъезд Тихонова Д.А. 10.07.2006 г. в 21 час 19 минут в подъезд вошли 11 человек, из них 6 женщин и 5 мужчин, личности которых следствием не уста-новлены.

А с момента входа Тихонова в подъезд 10.07.2006 г. в 21 час 19 минут и до его выхода из подъезда 10.07.2006 г. в 23 часа 00 минут в подъезд вошли 8 че-ловек, из них 3 женщины и 5 мужчин, личности которых следствием также не ус-тановлены.

В ходе судебного исследования видеозаписей по ходатайству стороны обвине-ния, в лице потерпевшего Дадаляна М.Е., к делу была приобщена исполненная им «распечатка» указанных видеозаписей, где указаны дата и время входа и выхода из подъезда лиц, которые, по мнению Дадаляна М.Е., имеют отношение к рас-сматриваемому делу.

Согласно «распечатке» Дадаляна М.Е. после входа в подъезд Старуновой И.А. 10.07.2006 г. в 19 часов 13 минут и до входа в подъезд Тихонова 10.07.2006 г. в 21 часов 19 минут, в подъезд в 20 часов 45 минут 36 секунд вошел мужчина «Y», который вышел из подъезда 11.07. 2006 г. в 08 часов 03 минуты 34 секунды. По пояснению Старуновой мужчина «Y» похож на ее знакомого по имени Валера, а мужчина «Х» похож на ее знакомого Бабурина Владимира. В некоторых кадрах мужчину «Х» как себя опознал и Бабурин Владимир.

Отсюда следует, что по версии Дадаляна М.Е. мужчина «Х» (возможно Бабу-рин) ночевал в доме 08, 09, 10 и11 июля 2006 г., а в ночь с 10 на 11 июля 2006 г. в доме также ночевал и мужчина «Y» (возможно Валера).

Кстати, Валера зашел в подъезд незадолго до Тихонова.

Подсудимая Старунова в суде очень много и подробно говорила о неком Ва-лере, которого фактически обвиняла в совершении преступления. Суд так и ука-зал в приговоре «Подсудимая показала суду, что Валера отображен на видеозаписи 10 июля 2006 г. в 20 час. 45 минут (на записи виден мужчина, заходящий в подъезд)», при этом суд отметил, что относится к данным показаниям Старуновой критически.

При таких обстоятельствах не имеет большого значения, как относится к показаниям Старуновой суд, так как ее показания должны быть опровергнуты обвинением. Например, представить доказательство, что заходящий в подъезд 10 июля 2006 г. в 20 час. 45 минут мужчина не Валерий, а например Иванов Иван из такой-то квартиры, или Пупкин, который пришел в гости к Сидорову из такой-то квартиры. Однако обвинением показания Старуновой не опровергнуты.

В ходе просмотра видеозаписи в суде Старунова и потерпевший Дадалян, опознали мужчину, разговаривающего у подъезда по телефону 11 июля 2006 г. в 18 час. 05 мин. как Игнатова Е.И.. Старунова предположила, что Игнатов созва-нивается именно с ней.

Однако, как указано в приговоре, суд не нашел очевидного сходства с на-званным свидетелем.

При этом суд приходит к выводу, что внешне показания подсудимой Стару-новой И.А. от 21.09. 2007 г. совпадают с данными детализации ее мобильного те-лефона с номером 916-167-81-11, но вместе с тем считает, подсудимая искусст-венно связывает таковую с имеющимися в материалах дела доказательствами.

В данном случае есть показания подсудимой и потерпевшего, которые должна была, но не опровергла сторона обвинения. Не дело суда устранять или преодолевать пробелы в работе обвинения словами «суд критически относится».

Данное противоречие могло быть разрешено экспертизой, но суд счел свое субъективное мнение достаточным. Отказав в удовлетворении ходатайства, ука-зал, что само по себе низкое качество видеоизображения не является безусловным основанием для назначения экспертизы.

Согласно закону обвинительный приговор должен быть постановлен на дос-товерных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а версия подсудимой никем не исследована и не опровергнута, что является осно-ванием для отмены приговора.

6. Подсудимая Старунова заявила в суде, что на представленных суду видео-записях отсутствуют кадры выхода из подъезда Дадаляна В.М. вместе с Ва-лерой и Сергеем, которые она просматривала вместе с сотрудниками милиции.

Старунова показала в суде, что 14 июля 2006 года, когда к ней приехали со-трудники милиции, она вместе с ними пошла в соседний дом, где стоит сервер видеонаблюдения. В этот же день в ее присутствии они получили видеоизображе-ние. Затем она в милиции вместе с ними просмотрела запись. Со слов Старуновой ее не задержали именно тогда потому, что в записи был зафиксирован выход Да-даляна В.М. из подъезда вместе с Валерой и с Сергеем, которых она опознала. (ПСЗ от 30 августа 2007 г.)

При этом свидетелем обвинения не опровергнуты показания Старуновой, что видеозапись фактически была изъята сотрудниками милиции 14 июля 2006 года, а не 26.07.2000 года, как это указано протоколе выемки.

Потерпевший Дадалян по окончании просмотра видеозаписи в суде также заявил, что отсутствуют ранее просмотренные им кадры встречи и разговора Старуновой с мужчиной с зонтом, которого со слов сотрудников милиции, звали Сергеем.

Опровергая версии подсудимой Старуновой и потерпевшего Дадаляна, суд и коллегия сослались на показания свидетеля Климова, который показал, что ин-формацию на CD-R дисках невозможно изменить, а отсутствие записи объяснил возможным отключением электроэнергии в доме.

Ссылка суда на показания Климова в данном случае несостоятельна по сле-дующим обстоятельствам:

 Климов всего лишь предположил, что причиной отсутствия записи может быть отключение электроэнергии в доме. Но данное предположение обвинением ничем не подтверждено, даже справкой из Мосэнерго.

 Но даже если предположить, что какое-то время отсутствовала электро-энергия, вопрос стоит не просто об отсутствии записи в определенный период времени, а об отсутствии записи, которую после изъятия видеоизображения, по их показаниям, видели и обвиняемая, и потерпевший.

 В части того, что в диски CD-R невозможно вносить изменения, это факт общеизвестный. Однако сомнения и вопрос был о том, представлены ли суду пер-воначальные диски CD-R. Я высказывал такие сомнения в ходе судебного заседа-ния и обосновывал их тем, что в предъявленных обвинением суду дисках имелись и изображения отдельных статических фрагментов из видеозаписи, которые из-начально в протоколе не были зафиксированы. Также при первичном копирова-нии видеозаписи не были указаны серийные номера дисков. Моя версия об этом обвинением не была опровергнута ни датой записи информации в конкретных CD-R дисках, ни чем-нибудь еще.

Не буду говорить о Старуновой, но у потерпевшего Дадаляна точно не было никаких мотивов давать суду ложные показания по данному вопросу. По крайней мере, ни суд, ни коллегия не привели мотивы такого поведения потерпевшего Да-даляна.

8. В ходе судебного разбирательства потерпевший Дадалян неоднократно заявлял ходатайства об исследовании дисков с аудиозаписью телефонных переговоров фигурантов дела. Дадалян заявил, что в ходе предварительного след-ствия сотрудники милиции ему дали прослушать запись разговора Старуновой с неким Сергеем. В разговоре Сергей обещал Старуновой большие материальные блага, если она его не выдаст.

Я поддерживал ходатайство.

Прокурор возражал и пояснил, что записи носили оперативный характер и к делу они не приобщены. Суд ходатайство не удовлетворил, диски с записями в де-ле не оказались.

При этом в деле имеется 14 постановлений суда о разрешении контроля и записи телефонных и иных переговоров, но нет ни одного результата, получен-ного в ходе такого контроля.

С одной стороны результаты контроля переговоров, полученные на основа-нии судебного постановления не могут быть оперативной информацией и должны быть приобщены к делу, с другой, какой смысл потерпевшему выдумывать и да-вать ложные показания, о том, что ему давали прослушивать аудиозаписи.

Указанные ходатайства и решения, принятые судом по ним, вообще не упо-мянуты ни в приговоре, ни в определении коллегии.

На основании изложенного,

ПРОШУ:

Приговор от 26 октября 2007 г. Гагаринского районного суда г. Москвы о признании виновным Тихонова Дмитрия Андреевича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч.1 УК РФ и ст. ЗЗ ч.5, ст. 158 ч.4 п. «б» УК РФ и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 04 февраля 2008 года об оставлении приговора без изменений отменить.

Уголовное преследование в отношении Тихонова Д.А. за непричастностью к совершению преступлений прекратить.

 

Приложение:

Ордер адвоката № 296/А от 03.03.2008г. о представлении интересов Тихонова Д.А. в суде кассационной инстанции на 1 л., в 1 экз.

Приговор от 26 октября 2007 г. Гагаринского районного суда г. Москвы на 30 л., в 1 экз.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 04 февраля 2008 года на 9 л., в 1 экз.

 

 

Адвокат Г.Н. Квиквиния

04.03.2008

 

 

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика